Останемся друзьями: что получила Украина после саммита НАТО в Брюсселе

 /></div>
</figure><div
class=

В Брюсселе 12 июля завершился очередной саммит НАТО. В последнее время в Украине ожидают от таких событий каких-то новых сигналов по расширению сотрудничества с Альянсом, которое необходимо в контексте борьбы с российской агрессией. Чего же дождался Киев в этот раз?

Повторение пройденного

Еще в самом начале брюссельского саммита, который проходил 11 и 12 июля, генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что каких-либо кардинальных решений в отношении Украины приниматься не будет. В частности, Столтенберг сообщил, что НАТО пока не станет предлагать Украине программу усиленных возможностей (Enhanced Opportunities Partnership). EOP, как механизм расширенного диалога и сотрудничества был введен в 2014 году для стран, который вносят значительный вклад в деятельность Альянса. Статус EOP был предоставлен Австралии, Грузии, Иордании, Финляндии и Швеции. При этом только Грузия декларирует желание присоединиться к Альянсу.

Как известно, еще в начале марта на официальном сайте НАТО в разделе, посвященном расширению Альянса, появилась информация о странах, задекларировавших свое стремление (aspirations) к членству в этой организации. В этом списке фигурировали Босния и Герцеговина, Грузия, Македония, а также Украина.

Перевод Украины в статус «аспирантов» поясняется законом, принятым в июне 2017 года, согласно которому вступление в НАТО является главным внешнеполитическим приоритетом Украины. Включив нашу страну в число Aspirant country, Альянс как бы зафиксировал внешнеполитические устремления Киева. На практике это означает возвращение к формату интенсифицированного диалога с Альянсом, с перспективой получить ПДЧ – План действий, относительно членства в НАТО.

Схожий путь Украина уже пыталась проделать в 2005-2008 годах, подав заявку на получение ПДЧ на саммите НАТО в Бухаресте в 2008 году. Отметим, что ПДЧ является конкретной программой действий для кандидатов в члены НАТО. Формально он не гарантирует членства, но подавляющее большинство стран, которые когда-нибудь получали ПДЧ, в конце концов вступали в НАТО. Это касается Латвии, Литвы, Эстонии, Болгарии, Румынии, Словении, Словакии, а также Хорватии и Албании, в разное время присоединившихся к Альянсу.

Однако все решения в НАТО принимаются на основе консенсуса. А его-то в 2008 году в Бухаресте не нашлось, из-за России. В Кремле всегда очень болезненно относились к евроатлантическим устремлениям Киева, поэтому десять лет назад Москве, через Францию и Германию, удалось заблокировать получение Украиной ПДЧ.

На сегодняшний день Украина, вернув себе статус «аспиранта», опять попытается получить ПДЧ. Об этом заявлял президент Петр Порошенко. «Мы будем настаивать на программе усиленных возможностей для Украины (EOP) и на предоставлении Украине плана действий относительно членства», — сказал президент на Киевском форуме по безопасности в апреле. Неясно, правда, зачем нашей стране EOP, если большинство государств – носителей этого статуса (за исключением Грузии) не планируют вступать в НАТО. Что же касается ПДЧ, то этот вопрос пока вообще не обсуждается в рамках Альянса.

«Бенефис» Дональда Трампа

Чего же ждала Украина от брюссельского саммита НАТО, который завершился 12 июля? В любом случае, эти ожидания, вряд ли могли бы воплотиться в жизнь. Во-первых, один из членов НАТО – Венгрия пообещала блокировать любое сближение Украины с НАТО, из-за несогласия с положениями украинского закона «Об образовании» в части гарантии прав нацменьшинств. А во-вторых, в самом центре внимания на этот раз был президент США Дональд Трамп, который приехал в Брюссель предъявлять ультиматумы.

Президент США потребовал от европейских стран-членов Альянса увеличить расходы на оборону с 2% до 4% от ВВП. Отметим, что США и раньше выдвигали подобные требования. Например, в конце 2016 года тогдашний госсекретарь США Джон Керри на встрече министров иностранных дел стран-членов НАТО потребовал, чтобы перед лицом российской угрозы, союзники увеличили свои военные расходы хотя бы до 2% ВВП. На тот момент только пять из 28 стран-членов НАТО соблюдали необходимый уровень оборонных расходов в размере 2% от ВВП. Это были США, Великобритания, Греция, Польша и Эстония.

Однако требование Керри двухгодичной давности не было ультимативным. Дональд Трамп же был весьма категоричен. «Предполагается, что мы защищаем вас от России, но почему тогда вы платите России миллиарды долларов за энергию? Почему страны-члены НАТО, а именно Германия, покупают столько энергоресурсов у России? Германия — заложник России», — заявил Трамп на саммите НАТО.

Ходили слухи, что Трамп, якобы даже пригрозил, что США выйдут из НАТО, если европейские партнеры не увеличат свои военные расходы. Требования президента США вызвали сопротивление европейских лидеров, которые явно пока не готовы платить по предъявленным счетам.

Естественно, в такой атмосфере прорыва в отношениях между Украиной и НАТО ожидать не приходилось. В итоговом коммюнике саммита в Брюсселе, Альянс резко осудил аннексию Крыма Россией и призвал к полной имплементации Минских соглашений. Также в НАТО приветствовали «значительный прогресс в проведении реформ, в частности недавнее принятие законов о Высшем антикоррупционном суде и «О национальной безопасности».

«Последний закон является долгожданным и важным шагом в приближении украинского сектора безопасности и обороны к евроатлантическим стандартам и практике. Союзники по НАТО призвали Украину выполнить его положения для укрепления гражданского контроля и демократического надзора над сектором безопасности и обороны в Украине», — говорится в коммюнике. В этом документе также отмечается необходимость наращивать усилия по улучшению «командования и контроля, планирования и составления бюджета, улучшения военного образования, а также обеспечения своевременной реформы служб безопасности».

Таким образом, ничего кардинально  нового по сравнению с Варшавским саммитом 2016 года, когда Украине была предоставлена максимальная политическая и практическая помощь в проведении реформ¸ но без конкретных обещаний членства, в Брюсселе не произошло. «У нас есть план поддержки, у нас утвержден пакет помощи, трастовые фонды. И на этом необходимо сфокусироваться. А также – на поддержке реформ, проводимых в Украине», — заявил Йенс Столтенберг.

Отсутствие новых серьезных сигналов в нынешней геополитической реальности — это не «зрада» и не «перемога». Не победа и не поражение. Это вполне прогнозируемый результат, потому что российский фактор, который привел к бухарестскому провалу 2008 года, не только не исчез, но и приобрел куда более острые формы. А противоречия внутри Альянса слишком сильны для того, чтобы достичь консенсуса по «украинскому вопросу».

Денис Попович, специально для «Киевского Экспресса».



Подпишитесь на Киевский Экспресс в Twitter